Наука

Раскрыт механизм «антидота» от коронавируса

Сразу несколько институтов заявили о начале испытаний

Первый российский «антидот» от Sars-CoV-2 представила глава ФМБА Вероника Скворцова. Его доклинические испытания только что завершились в клинике и могут претендовать на звание первого этиотропного (бьющего непосредственно по вирусу) средства. Как мы выяснили, речь может идти о моноклональном веществе, аналоге того, которым летом вылечили от коронавируса президента США Дональда Трампа.

Фото: АГН «Москва»

По словам Скворцовой, сейчас завершены доклинические исследования препарата, которые показали его почти 100-процентную эффективность и высокую безопасность. Теперь лекарство ждут клинические испытания. Если они будут успешными и подтвердят эффективность «антидота», это будет первый противовирусный препарат прямого действия в мире.

«Это первый этиотропный препарат, влияющий непосредственно прямо на вирус. Фактически это антидот для коронавирусной инфекции», — заявила Скворцова.

Из сообщения главы ФМБА не совсем ясно, о каком именно препарате идет речь. Но все молекулярные биологи и вирусологи, с которыми мы побеседовали, назвали лишь один вариант, соответствующий подобному описанию: моноклональный препарат против SARS-CoV-2.

Любопытно, что о разработке моноклонального вещества почти одновременно с заявлением Скворцовой заговорили сразу в нескольких институтах. В частности, в ИБХ им. Шемякина и Овчинникова РАН, а также в Центре им. Н.Ф. Гамалеи. Директор последнего — Александр Гинцбург сообщил о разработке нового препарата для лечения коронавируса на основе антител, который будет вводиться с помощью капельницы, и эффект от которого будет наступать через 7-10 дней. 

Как удалось узнать «МК», исследования в Центре им. Гамалеи находятся пока лишь на уровне поиска антител-кандидатов на роль главных действующих компонентов нового препарата.

При этом все как будто забыли о том, что в Сибири, в новосибирском Институте молекулярной и клеточной биологии Сибирского отделения РАН (ИМКБ) еще летом было получено 28 нейтрализующих антител против коронавируса. Создано три варианта моноклональных препаратов — тех же «антидотов», часть из которых успешно испытана на сирийских хомячках!

Для того чтобы было понятней, о чем конкретно идет речь, объясним, что такое нейтрализующие антитела и почему они так важны для создания моноклонального препарата.  

В норме в крови переболевшего имеется большое количество разных антител, которые происходят из B-клеток (или B-лимфоцитов). Каждое антитело получается из своего клона B-лимфоцитов и «узнает», а потом нейтрализует какой-то определенный кусочек чужеродного белка. Иными словами, для того, чтобы блокировать именно Spike-белок коронавируса SARS-CoV-2 (он связывается с человеческой клеткой), надо среди множества разных видов антител отыскать именно то, которое будет бороться с ним целенаправленно.

Как выясняется, имея немаленький уровень IgG (показатель антител у переболевшего COVID-19), человек может снова заразиться, поскольку у него может не быть должного количества нейтрализующих молекул. Поэтому и плазму для переливания пациентам берут не у всех переболевших доноров, а лишь у тех, у кого определяется высокий титр (количество) именно нейтрализующих антител.

Новосибирские ученые, работающие с Институтом молекулярной биологии РАН, использовали плазму нескольких доноров, поступившую из Москвы. Они смогли получить 28 видов антител, среди которых лишь 5 оказались нейтрализующими, то есть предотвращающими проникновение вируса в клетки путем блокировки связи вирусного S-белка с клеточным рецептором АСЕ2.

По словам заведующего лабораторией иммуногенетики ИМКБ СО РАН Александра Таранина, моноклональные антитела имеют несколько преимуществ перед донорской плазмой, в которой они также присутствуют. Во-первых, выделив их из той же плазмы, можно контролировать их концентрации. Во-вторых, можно обезопасить больных от других инфекций. И, в-третьих, — можно нарабатывать антитела в нужном количестве в специальных биореакторах, независимо от наличия или отсутствия донорской крови.

По словам Таранина, его лаборатория осенью испытала на животных два препарата – первый на основе одного нейтрализующего антитела с дежурным названием (В12), второй — комбинация из двух нейтрализующих антител.

Оба исследовались в первую очередь, как лечебные средства, которые обычно вводятся в первые часы или сутки после получения информации об инфицировании коронавирусом. Для этого, по словам Таранина, использовались сирийские хомячки. Испытания антител на животных проводили совместно с отделом экспериментального моделирования и патогенеза инфекционных заболеваний Федерального исследовательского центра фундаментальной и трансляционной медицины.

Сначала шесть животных инфицировали вирусом SARS-CoV-2. А затем, через 6 часов ввели моноклональный препарат прямого действия на вирус. Проверив их состояние, спустя определенное время ученые выяснили, что ни у одного из лабораторных животных не было обнаружено признаков развития болезни. Зато в контрольной группе, в которой хомячки были инфицированы, но защитный препарат не вводился, у них в течение двух дней на 10-15 % упала масса тела, а в легких было обнаружено присутствие вирусной РНК. Надо отметить, что  животные  испытывали недомогание недолго, –  в отличие от людей, у которых заболевание проходит дольше, хомячки легче переносят болезнь и полностью выздоравливают уже на седьмые сутки.

Моноклональное вещество действительно можно сравнить с антидотом. Нечто аналогичное человек получает в виде внутримышечной инъекции после укуса энцефалитного клеща. Достаточно лишь одного укола, чтобы «концентрат» из нейтрализующих антител блокировал проникновение коронавируса в клетки. Вводить его следует как можно раньше, отмечают ученые, его действие эффективно в самые первые дни заболевания.

Однако есть и второй вариант использования моноклональной сыворотки с целью профилактики. Этот метод сибирские ученые также испытали на хомячках. Группе совершенно здоровых животных сначала ввели моноклональное вещество, а на следующий день  — вирус SARS-CoV-2. Как показали исследования, у четырех из шести животных, спустя некоторое время, вирус не был обнаружен, у двух – количество его было ничтожным. Хомячки, получившие профилактические антитела, не потеряли в весе, в отличие от контрольных, у которых вес снизился в среднем на 10 %.

Антител, способных бороться с вирусом, в крови переболевшего COVID-19 человека может быть больше сотни. Именно столько нашли к июню этого года ученые США. И уже осенью вылечили созданной на их основе сывороткой президента Дональда Трампа. 

Нейтрализующие антитела, которые нашли новосибирские ученые, это не копии антител, которые нашли американские ученые. При нахождении их ученые, как правило, патентуют свои находки, после чего использовать их без ведома первооткрывателя нельзя.

Еще один небольшой нюанс. Введенные в организм или выработавшиеся естественным путем антитела начинают постепенно покидать организм уже через две недели. По словам Таранина, его исследовательская группа сейчас ищет способ модификации полученных нейтрализующих «контрагентов», чтобы заставить их гарантированно задержаться в организме человека на несколько месяцев после введения.

Ссылка на источник

Поделиться этой новостью:

Добавить комментарий