Вернувшийся из Уханя ученый рассказал о происхождении коронавируса

От каких животных COVID-19 перешел на людей

Коронавирус, скорее всего, имеет животное происхождение – такое предположение высказал один из участников международной команды экспертов ВОЗ Питер Дасзак, вернувшийся недавно из Китая, куда ездил для изучения вопроса о происхождении COVID-19. Британско-американский зоолог, специалист по экологии болезней, в частности по зоонозу, рассказал изданию The New York Times о том, что ему удалось увидеть в ходе пребывания в Ухане.

Фото: AP

Вернувшаяся из Уханя группа экспертов, отобранная Всемирной организацией здравоохранения для расследования происхождения вируса, вызвавшего пандемию COVID-19, планирует подготовить совместный с китайскими учеными отчет о возможном происхождении коронавируса.

Эксперт ВОЗ и президент организации  EcoHealth Alliance в Нью-Йорке доктор Питер Дасзак (иногда его фамилия передается как Дашак) озабочен животным происхождением вируса. Этот специалист по болезням животных и их распространению на людей работал с Уханьским институтом вирусологии —из-за этого сотрудничества в прошлом году администрация Трампа отменила грант его организации.

В интервью The New York Times после своего возвращения в Нью-Йорк ученый рассказал, что поездка предоставила некоторые новые ключи к разгадке, которые, скорее всего, указывают на животное происхождение коронавируса из Китая или Юго-Восточной Азии. Ученые в значительной степени опровергли утверждения о том, что вирус возник в лаборатории, заявив, что такая возможность была настолько маловероятной, что не стоит дальнейшего исследования.

По словам эксперта, это была очень трудная, очень напряженная, очень эмоциональная поездка: «В Ухане возникает ощущение посттравматического шока. Город был заблокирован, кажется, 76 дней. Их заперли в квартирах – люди погибали, и они не знали об этом. И с тех пор их обвиняли в разжигании пандемии, и это называли уханьским вирусом, китайским вирусом, и было просто чувство негодования и печали».

Питер Дасзак сравнил меры предосторожности, с которыми он столкнулся в Китае и США. По его словам, в Китае «вас проводят по отдельной карантинной тропе; вы проходите тестирование. Вас везут в отель, вы заходите в свой номер и запираетесь на две недели. Это очень серьезно. Люди, которые подходят к вашей двери, полностью экипированы СИЗ. Отходы из вашего мусора из гостиничного номера попадают в желтый мешок с надписью «биологическая опасность». А по возвращении в США, рассказывает эксперт, он не получил даже уведомления о том, что его поместили в карантин: «Я зарегистрировался в приложении штата Нью-Йорк, но никто не собирается постучать в мою дверь и сказать мне: «Оставайся дома».

Говоря о увиденном в ходе поездки в Китай, доктор Дасзак, рассказывает, что с первого дня данные, которые видели участники команды ВОЗ, были новыми, которых никогда не видели за пределами Китая. По его словам, если они просили больше данных, китайские ученые уходили, а через пару дней они проводили анализ, и эксперты получили новую информацию: «Это было чрезвычайно полезно».

Питер Дасзак отдельно рассказал о знаменитом рынке морепродуктов Хуананаь в Ухане: «Рынок закрылся 31 декабря или 1 января, а китайский Центр по профилактике заболеваний послал команду ученых, чтобы попытаться выяснить, что там происходит. Это было очень обширное исследование, в ходе которого были промыты все поверхности этого места. Мы знали заранее, что было собрано 500 образцов, и было много положительных результатов, и в этой выборке были туши животных или мясо. Но публичной информации о том, что было сделано, было не так много. Итак, мы получили всю эту информацию. И это для меня стало настоящим открытием».

«В конце концов, – рассказывает ученый, – они сделали более 900 мазков – огромный объем работы. Они прошли через канализацию. Они заходили в вентиляционную шахту искать летучих мышей. Они ловили животных на рынке. Отлавливали бродячих кошек, крыс, даже ласку поймали. Они исследовали змей. У людей на рынке были живые змеи, живые черепахи, живые лягушки. Были кролики, кроличьи туши. Ферма с кроликами могла иметь решающее значение. Были разговоры о барсуках, а в Китае, когда говорят «барсук», это означает и хорек, и барсук… На этот рынок попадали животные, которые могли быть переносчиками коронавируса. Они могли заразиться летучими мышами где-нибудь в другом месте в Китае и занести сюда. Так что это ключ №1».

По словам Питера Дасзака, на рынке было 10 точек, где продавали диких животных, там были поставщики из Южного Китая, включая провинции Юньнань, Гуанси и Гуандун. В провинции Юньнань у летучих мышей был обнаружен самый близкий родственник SARS-CoV-2. А регионы Гуанси и Гуандун являются местом отлова панголинов, у них были найдены близкие вирусы.

«Китайская группа взяла мазки у этих животных, и все они оказались отрицательными, но осталась только одна небольшая группа животных в морозильной камере. Мы не знаем, что еще там продавалось», – говорит Питер Дасзак.

Отвечая на вопрос о случаях заражения, которые были до вспышки болезни на рынке морепродуктов, доктор Дасзак рассказывает: «За пределами рынка Хуанань происходило и другое распространение. Были и другие пациенты, у которых не было связи с рынком, довольно много в декабре. Были и другие рынки. И мы знаем, что у некоторых пациентов были связи с другими рынками. Нам следует проделать некоторую дополнительную работу, а затем и китайским коллегам нужно проделать кое-какую дополнительную работу».

По словам эксперта, что касается животных, то их поставщики известны, поэтому необходимо пойти на ферму и опросить фермера и его семью, проверить их. Следует посмотреть, остались ли животные на фермах поблизости, проверить, есть ли у них доказательства инфекции, и посмотреть, есть ли какое-либо перемещение через границу. Если вирус находится в южных приграничных регионах, возможно, имело место некоторое перемещение через соседние страны, такие как Вьетнам, Лаос или Мьянма. «Сейчас мы обнаруживаем все больше и больше похожих вирусов. Один в Японии, один в Камбодже, один в Таиланде», – говорит ученый.

Что касается людей, то, по словам Питера Дасзака, надо искать более ранние случаи, кластеры: «Если возможно, поищите сыворотку в банках крови».

Говоря о каком-то конкретном животном, которое вероятнее всего стало промежуточным звеном для заражения коронавирусом, эксперт ответил в интервью так: «Мы не знаем, продавались ли циветты. Мы знаем, что они очень легко заражаются. Мы не знаем, как обстоят дела с норковыми фермами в Китае или другими зверофермами, например с енотовидными собаками, хотя обычно их разводят в другой части Китая. Это тоже требует продолжения исследований».

Но при этом эксперт высказал предположение, что вирус возник либо в Юго-Восточной Азии, либо в Южном Китае от летучих мышей, попав на домашнюю ферму дикой природы: «Я был на многих из них, и они часто встречаются со смешанными видами – циветтами, хорьками, барсуками, енотовидными собаками. Эти животные могут заразиться от летучих мышей».

Либо, продолжает ученый, люди, которые там работают, заражаются и привозят его, либо животные привозятся, живые или недавно убитые, которые приносят вирус на рынок. Оказавшись на рынке – будь то Хуанань или другой рынок в Ухане, – вы получаете плотную популяцию людей, перемещающихся по этим рынкам…

Ссылка на источник

Поделиться этой новостью: