Всё тайное. Силовики хотят засекретить больше информации

В Госдуму внесены поправки в Федеральный закон «Об обороне», которые вводят новый вид информации ограниченного доступа, которую нельзя разглашать: «служебная тайна в области обороны». Такой тайной могут оказаться любые сведения, которые содержат информацию о мероприятиях в области обороны, но не отнесены к более строгой, государственной тайне. Эксперты соглашаются, что действующий закон «О гостайне» не закрывает все лазейки для утечек, но предупреждают, что эффективность нового документа будет зависеть от правоприменения.

Решать, какую информацию причислять к такой тайне, будут органы, в которых предусмотрена военная служба (Минобороны, ФСБ, ФСО, Росгвардия). Их руководители будут утверждать реестр сведений, составляющих служебную тайну в области обороны, который должен публиковаться и по мере необходимости обновляться.

Сейчас инструментом, ограничивающим распространение служебной информации, является постановление правительства России от 3 ноября 1994 г. о порядке обращения со служебной информацией ограниченного распространения, но его действие распространяется только на федеральные ведомства и подведомственные им организации. Поэтому, по мнению разработчиков закона «в средствах массовой информации организациями России периодически размещается служебная информация, касающаяся организации обороны государства, в части создания вооружения и военной техники, финансового состояния и хозяйственной деятельности». Нынешние мероприятия ограничения доступа к информации в области обороны не позволяют в полной мере ограничить ее распространение в открытых источниках.

В проекте закона сказано, что допустившие разглашение служебной тайны лица будут нести ответственность, предусмотренную законодательством, какую не уточняется.

Фактически это возвращение к термину «военная тайна», во времена СССР понятия государственной и военной тайны были разведены, и ответственность за их разглашение устанавливали две разные статьи Уголовного кодекса. Какие военные сведения, не составляющие гостайны, не подлежали оглашению, определяли ведомственные документы.

Но от этого понятия отказались 1990-е годы. Часть информации, относящейся к Вооруженным силам, была отнесена к гостайне, а некоторые сведения вообще перестали быть секретными. Согласно действующему закону «О гостайне», в перечень секретных данных попадает, к примеру, информация о дислокации, наименованиях и организационной структуре воинских частей, о вооружении, численности войск и состоянии их боевого обеспечения, а также о военно-политической и оперативной обстановке. Однако теперь в Минобороны считают, что в нынешнем виде закон «О гостайне» не в полной мере учитывает армейскую специфику и появившееся технологии.

Учредитель ассоциации юристов силовых ведомств «Гвардия» Олег Жердев пояснил АиФ.ru, что в нынешнем виде закон «О гостайне» не в полной мере учитывает армейскую специфику, в военном ведомстве есть категория сведений, которую закон о гостайне не защищает, но которая нежелательна к распространению.

В первую очередь речь идет о документах с пометкой «ДСП» (для служебного пользования), а также, например, геотеги в соцсетях и информация о дислокации и внутреннем положении дел в воинских частях во время ведения боевых действий или подготовке к ним, а также при контртеррористических операциях. Такая ситуация сложилась после 1993 года, когда был принят действующий закон «О гостайне». Формально это не секретные сведения, и привлечь к серьезной ответственности за их утечку сейчас нельзя. Но разглашению они не подлежат — третьим лицам эту информацию знать не положено, поскольку ее раскрытие может нанести ущерб ВС и государству. Именно эти сведения, скорее всего, и будет защищать».

Ссылка на источник

Поделиться этой новостью: