Убитый в приморской колонии террорист Хугуев хотел взорвать Кобзона

“Странные смерти”

Осужденного за теракты в московской гостинице “Интурист” и в торговом комплексе “Охотный ряд” Халида Хугуева по кличке “Монгол” убили за неосторожное слова. Он был найден мертвым в медчасти приморской колонии № 27, где  отбывал наказание. Убийца – 41-летний арестант той же колонии – дал признательные показания, заявив, что Хугуев его оскорбил. Но некоторых считают, что это было не спонтанное, а хорошо подготовленное убийство.

Незадолго до инцидента Хугуев жаловался правозащитникам на плохое состояние здоровья, но своей очереди на госпитализации в краевую больницу так и не дождался.

Фото: Кадр из видео

СПРАВКА «МК»: “Халид Хугуев считался финансистом чеченского полевого командира Шамиля Басаева. Через его фирму «Халид» шли поставки гуманитарных грузов из Грузии в Чечню в период вооруженного конфликта.

В 1999 году по заданию Басаева он организовал два взрыва. 26 апреля устройство сработало на 20-м этаже гостиницы «Интурист», где располагался офис Иосифа Кобзона. Известный артист патронировал программу «Фронтовые дети Чечни», через которую шли деньги в благотворительный фонд. Басаев попытался обложить эти взносы данью, а, получив отказ, поручил устроить теракт. Пострадали 11 человек. 

31 августа того же года взрывное устройство сработало возле лифтового холла на нижнем ярусе торгового комплекса «Охотный ряд». Тот инцидент стал преамбулой к целой серии терактов (в том числе взрывы жилых домов на улице Гурьянова и Каширском шоссе). Считалось, что так Басаев мстит тогдашнему владельцу ТК Умару  Джабраилову. Пострадали 40 человек, один скончался. 

Хугуева вскоре задержали за похищение бизнесмена во Владикавказе, а в ходе следствия выяснилась его причастность к терактам. В 2009 году его приговорили к 25 годам колонии”.

Инцидент произошел 13 февраля, в субботу в ИК N 27 в поселке Волчанец Партизанского района Приморского края (колония строгого режима, рассчитана примерно на 1100 человек).

В этот день Халид Хугуев оказался в санчасть с жалобами на повышенное давление и общее плохое самочувствие. Там находился другой арестант, по некоторым данным, осужденный отряда хозосблуги, Руслан, получивший свой срок за похищение человека и вымогательство. Между мужчинами произошла словесная перепалка.

Как заявил потом убийца, Халид его смертельно оскорбил, он вытащил нож (точнее, лезвие от канцелярского ножа) и ударил в шею. От полученной травмы Монгол скончался. Следственный комитет по Приморскому краю уже возбудил уголовное дело по ч. 1 ст. 105 УК РФ (убийство).  

В пользу версии конфликта высказываются члены ОНК по Приморскому краю.

– Я неоднократно общался с Хугуевым, – рассказывает председатель ОНК Владимир Найдин. – Он находился долгое время в отряде строгих условий содержания. Встретил нас в первый раз, скажем так, не слишком радушно. Набросился с обвинениями в том, что ОНК мало что делает. Спорить с ним мы не стали.

Но вообще человек он был, судя по всему, конфликтный. Говорил в духе: «Для меня не существует никаких авторитетов». Жаловался он только на свое самочувствие.

В прошлом году в ОНК звонили его родственники. Пожилой мужчина (как я понял, брат) сообщил, что у Хугуева серьезные проблемы со здоровьем. Мы приехали, увидели, что он действительно плохо себя чувствует. Администрация колонии пообещал нам, что его вывезут для обследования в республиканскую больницу. Но из-за ограничений с коронавирусом отложили.  

Правозащитники видели Халида в последний раз в ноябре в ПКТ (помещения камерного типа), куда помещают за нарушения. Но что именно он нарушил — не скажу. Мы не стали это выяснять, поскольку жалоб с его стороны на неправомерные действия сотрудников от него не поступало. Он, как обычно, говорил о плохом самочувствии и о задержке с диагностикой.

Некоторые эксперты считают, что Руслан не мог пойти на убийство просто из-за нервного срыва. Да и нож на «всякий случай» в кармане осужденные не носят. Подозреваемого вывезли из колонии и поместили в СИЗО.  

Сама колония знаменита тем частой сменой начальников (был период, когда она пережила шесть начальников за четыре года), как минимум двумя побегами и двумя странными смертями.  

Один из побегов совершил бандит по фамилии Галота, разрубив проволоку самодельным палашом. Второй – Оник Заргарян, забравшись в комод с двойным дном, который вывезли из цеха колонии в ТЦ.  

12 февраля 2015 году в колонии был найден 23-летний Артем Пузатко. Накануне он связывался с мамой с запрещённого телефона и просил срочно выслать денег. Судмедэкспертиза на нашла следов побоев на теле Артема, но родственники смогли на похоронах осмотреть тело, обнаружив следы от ожогов, множественные гематомы, переломы и тд. 

12 августа 2017 года в колонии скончался другой осужденный Максим Солодков. До этого он успел сообщить матери, что в колонии «творятся страшные вещи». СУ СК по Приморскому краю заявил о возбуждениях уголовных дел по случаю смерти Пузатко (по статье 105 УК «убийство») и смерти Солодкова (по статье 110 УК «доведение до самоубийства»). 

Ссылка на источник

Поделиться этой новостью: